April 10th, 2012

Уффф... Святая Ч. сняла обет молчания

Ч.Х.: Ну, наверное, нужно расставить приоритеты. Что сейчас важнее для меня – они расставлены. Все слухи по поводу того, что меня пытали и принуждали, и прикладывали утюг к груди, это, конечно, не соответствует действительности. Это мой выбор. При том, что я аполитичный человек, и не этой системы координат.


Ч.Х.: Смотря что ты выбираешь по жизни. Я решила, что это мой выбор. Я хочу сделать так, чтобы у детей был шанс. Мне противно понимать, что дети могут погибнуть только от того, что у них нет денег, что у них нет лекарства. Для меня это неприемлемо. Я не смогу сама с собой жить дальше. Сегодня такая жизнь. Сегодня в этом есть некое пересечение. Значит, я буду жить по этим правилам.


(источник)

У них бабло, а значит я буду им служить, и меня это ничуть не напрягает. У вас бабла нет, значит вам не повезло, вы мне не интересны. Вот и вся великая загадка.

Анекдот вспомнился


Оккупированная Белоруссия. Ходит дед Мазай по лесам, смотрит, как зайцы с голода пухнут, и сердце у него кровью обливается. Не выдержал, пошёл в комендатуру к сельскому старосте.

— Староста, зайчики погибают, сжалься, дай корма для зайцев.

А староста ему в ответ:

— Пошёл вон, не дам тебе корма! Вот снимись в ролике выдай партизан, тогда поговорим.

Что поделать? Пошёл дед Мазай в лес, нашёл партизан, выдал их старосте. На следующий день приходит снова в комендатуру.

— Староста, сдал я тебе партизан, дай корма для зайчиков, сил нет смотреть, как они страдают.

А староста в ответ:

— Пошёл вон, не дам тебе корма!

Выходит дед Мазай из комендатуры, проходит мимо повешенных партизан и думает: «Ну что за жизнь такая пошла! И зайцам жрать нечего, и с ребятами как-то неловко получилось...»