July 31st, 2012

МПК выходит на проектную мощность


Запущенная вчера усилиями множества неравнодушных людей Машина Помощи Кавказскому (МПК) начала крутить шестерёнками и тронулась с места.

Большое спасибо всем, кто уже сделал для Николая первые продуктовые заказы, большое спасибо всем, кто распространял информацию о нашей МПК. Огромное спасибо queerness, которая предложила и сама реализовала идею создать на Гугле оперативную сводку «Заказы в СИЗО Николаю Кавказскому» и всем, кто писал в комментах ценные советы и помогал информацией о бутырских реалиях.

Но пока наша Машина ещё не вышла и на 10% своей проектной мощности. Чего в её конструкции до сих пор принципиально не хватает:

1. Нам очень нужно наладить обратную связь. Чтобы люди, напрямую контактирующие с Николаем (родители, близкие друзья, адвокаты, общественники, инспектирующие СИЗО и т.п.) узнали о нашем проекте и регулярно писали на странице «Заказы в СИЗО Николаю Кавказскому» информацию о том, что Николаю нужно, что не нужно и вообще, как он там себя чувствует. Для новостей там специально колонка выделена, это очень важная колонка, но она пока пустует.

2. Ещё очень нужно, чтобы люди близкие к семье Николая помогли его родителям завести Яндекс-кошелёк и сообщили нам его номер. Распространить эту информацию и собрать Николаю деньги — эта задача нам по плечу, но пока кошелька нет, всё стоит на месте.


Если кто может оказать помощь в реализации этих двух пунктов, или подсказать пути, которые приведут к их реализации, откликнетесь, пожалуйста.

ЧК-НКВД-КГБ-Гестапо


Это реально пытка:

Девченок поднимают в пять утра и до восьми держат в стакане — комнате метр на метр без окон и вентиляции в ожидании транспортировки в суд. За все время им не дали полностью ознакомиться с делом и приватной встречи со своими адвокатами для обсуждения хода защиты. Надеюсь, что многие посмотрели прямую трансляцию первой половины судебного заседания. Потом оно было свернуто про ходатайству обвинения.

/.../ Все это время до 22 часов девченки находились в суде. К концу заседания они просто уже устали как и все. Но им пришлось еще и быть голодными. Когда девочки сказали что хотят в туалет, в процессе слушаний, судья это выслушала и продолжила заседание. Так будет продолжаться еще долго по словам судьи. То что они голодные и их привезут в СИЗО поздно вечером они не поедят, не выспятся как следует, а в 5 утра их опять поднимут и начнется очередной день — это судью не волнует. Как сказала она и предьявляйте претензии к СИЗО.

Адвокаты девушек просили судью придерживаться расписания суда где на табличке написано было что он работает до 18:00. Судья возразила этому и ответила что слушание дел проходит до 22 часов. Завтрашнее заседание назначено на 10:00. Адвокаты считают, что такой режим для девушек очень тяжелый. Они подали ходатайство о меньшем времени нахождения девушек в суде. Что суд намеренно хочет их измотать и не дать правильно выстроить свою защиту. Ходатайство было отклонено, в решении судья прочла такое «Если адвокат Волкова живет далеко и не высыпается, это ее проблема. Пусть откажется от защиты и девушкам будет назначен новый адвокат».

(полный текст)

Чёрного кобеля не отмоешь до бела


Гламурная в недавнем прошлом, обласканная властями, сидевшая хрен знает сколько лет на дебильнейшем, но очевидно супер денежном шоу «Дом-2», открывавшая под ручку с уголовником Кадыровым аквапарк в Гудермесе и прочая... и прочая... Ксения Собчак в конце прошлого года вдруг преобразилась.

Рванула участвовать в антипутинских митингах, делать резкие заявления, ставить в неловкое положение запутинских лизоблюдов во время трансляции гламурных церемоний, в общем, казалось, стала превращаться из беспринципной телехабалки в приличного человека.

И хотя первые её публичные речи на митингах без слёз (или зубной боли) слушать было невозможно: «Мы не хотим свержения Путина, мы просто хотим, чтоб нас заметили... чтоб нас услышали...» — сообщала Ксения десяткам тысяч людей, озверевших от беззакония и воровства уголовной хунты. За это толпа Ксюшу слегка освистывала, но лично я готов был снисходительно отнестись к этой рабской глупости её речей, понимая, что человеку, который только слез с коленок любимого «дяди Вовы», такому человеку нужно время для проветривания мозгов.

Мне казалось, что со временем мозги у Ксюши потепенно проясняются: уже и обыски у неё провели, и лимон стырили нагло и прилюдно, и поизмывались над ней, и из телеящика вышвырнули, и от материнской груди путинской сиськи отлучили... Казалось, вот-вот и Ксения наконец окончательно превратится в достойного разумного человека. Но увы...

Собчак: Каким обманом? Представим ситуацию: обычный парень пошел на работу, ему дают приказ держать цепь, и подходит человек и кидает в него асфальт.

Кашин: Просто так? От злобы душевной? Конечно, такой человек должен сидеть в тюрьме, но к 6 мая это не имеет отношения. Людей, которые кинули асфальт для удовольствия, там не было. Тут простая и понятная вещь — самооборона.

Собчак: Ну так можно что угодно оправдать. Он не просто так свою жену зарезал, а потому что она, сука, ему изменила, она его провоцировала. Вы сами верите, что все эти 12 человек — а я знаю, о ком идет речь, — невинные жертвы кровавого режима?

Кашин: Безусловно.

Собчак: Вы в своем уме? Вы же передергиваете, вы же журналист!

Кашин: Все, кто был тогда на митинге, жертвы кровавого режима.

Собчак: Тогда, продолжая вашу логику, жертвы кровавого режима — несчастные парни из ОМОНа.

(полностью см. здесь)


Эх, вот кого надо было в Бутырку на пару месяцев откомандировать "на экскурсию"! Просто, чтоб закончить эксперимент, узнать, она даже когда её к стенке поставят, будет твердить: «Путин не такой! Не раскачивайте лодку! Нам не нужны ррреволюциии! Неправда, у нас просто так не расстреливают! Абыр... абыр... абырвалг!»

Пытка в хамовническом суде


Начавшаяся вчера в гэбэшном хамсуде пытка над участницами Пуси Райот, продолжилась сегодня. Тихон Дзядко передаёт из зала суда:

Алехина: «Я прошу выделить мне время для сна и еды». Судья, перебивая и не слушая Алехину: «Переходим к допросу следующего потерпевшего»
...
Волкова, адвокат подсудимых: «То, что происходит здесь, — пытка».
...
Конвой отказался передать подсудимым воду. Они не ели с пяти часов.
...
Подсудимым не дают еды. Конвой в ответ на это сказал, что их кормили чаем
...
Конвоиры шепотом: «Ну пожалуйста-пожалуйста, давайте уже обедать!!!»

Сорок секунд, потрясших вековые устои государства и церкви

Оригинал взят у adagamov.info в Сорок секунд, потрясших вековые устои государства и церкви


© REUTERS/Максим Шеметов

30.07.2012, Россия | Отношение к обвинительному заключению Марии Алехиной:

«С предъявленным обвинением я не согласна.
В обвинительном заключении говорится, что я совершила хулиганство по мотивам религиозной ненависти и вражды и ненависти в отношении православных верующих. Мне коренным образом непонятно это утверждение. Целью нашего выступления было привлечение внимания российского духовенства, настоятеля Храма Христа Спасителя, патриарха Кирилла. Мы, как представители своего поколения, в недоумении от его действия и призывов. Мы хотели и хотим диалога. Мы знаем, что никаким другим образом невозможно попасть к представителю церковной власти ввиду наличия охраны, которая по иронии судьбы выступает пострадавшими от наших действий. Целью привлечения внимания было вопрошание к о. Кириллу на его неоднократные личные высказывания о том, что православные должны голосовать на выборах за Путина.

Я - православная, но придерживаюсь других политических взглядов, и вопрос мой состоит в том, как же мне быть. У меня как у представителя поколения имеются и другие вопросы, связанные с отношениями церкви и государства, на которые я искренне желаю получить ответы от о. Кирилла, рассчитывая на его мудрость. Я думала, что церковь любит своих детей, а оказывается, что и здесь существует разделение: церковь любит только тех детей, которые верят в Путина. Я никогда не думала, что русская православная церковь должна призывать к вере в какого бы то ни было президента, а роль ее в том, чтобы призывать к Богу.

Мне важно понять, растет ли церковь вместе с обществом или остается консервативной институцией. Решая для себя этот вопрос, я никак не могла предположить неоинквизиторской, репрессивной реакции. Поэтому слова обвинения о преступном умысле наших действий считаю необоснованными. Такого умысла у нас не было. По записям репетиции видно, что мы рассчитывали на полторы минуты выступления из которых провели сорок секунд. Говорить о том, что сорок секунд выступления пошатнули многовековые устои - абсурдно.

Далее обвинение утверждает, что мы намеренно приобрели одежду для этого выступления. Это прямо опровергается материалами дела. Колготки и платья являются частью образа Pussy Riot, а балаклавы, названные в обвинении масками, существуют вовсе не для того, чтобы затруднить нашу идентификацию, а являются концептуальным элементом. Pussy Riot не хочет акцентировать внимания на внешности девушек, но создает персонажей, выражающих идеи.

День нашего выступления также был выбран не случайно. Это масленица, в традициях которой наряжаться и танцевать. Мы не пришли в храм во время службы и во время церковного празднования, что говорит об учитывании нами особенностей церковного календаря.

Обвинение утверждает, что мы нарушили порядок по мотивам религиозной ненависти и вражды, ненависти к православным. Я считаю это вымыслом, и о наших целях и мотивах сказала выше. Я никак и никоим образом не могла предположить масштабов резонанса, существующего на сегодняшний день. Не я организовала передачи на федеральном телевидении, где наша группа была названа группой кощунниц и провокаторов. Мне до сих пор непонятно, с какой целью это происходило и происходит сейчас. Более того, я считаю, что это организаторы таких передач умаляют традиции православия, утверждая, что три девушки могли что-то сделать с духовной основой государства, тем более - с Богом, при том что я и мои подруги делали неоднократные заявления в попытке примирить как осуждающих нас людей, так и наших защитников. Если верующие люди оскорблены тем, что мы вошли в ограду и забрались на амвон, имея его в виду как сцену, то за это я прошу прощения. Мы сделали это по незнанию внутрицерковных правил.

Если же требовалось на полгода посадить нас в тюрьму для детального объяснения этих правил, то я с уверенностью могу сказать, что мы их поняли и усвоили.

Все вышесказанное есть идеологический вопрос к предъявленному мне обвинению, саму постановку которого я считаю нелепостью в силу моего проживания в светском государстве, гражданкой которого я являюсь. Все мои поступки и проступки, полагаю, должны лежать в юридической, правовой плоскости. Наше выступление считаю административным правонарушением. Ввиду влияния административных, политических или духовных элит квалификация нашего действия перешла в уголовную плоскость. Прошу независимый суд провести независимое судебное расследование и установить истину.

Еще раз утверждаю, что никакой религиозной ненависти к православию у меня не было никогда и нет».

Источник: http://t-kasatkina.livejournal.com/2738.html

Ольга Бакушинсткая: «Простите меня за тех нелюдей...»


Ольга Бакушинская высказала очень важные для меня слова. Кроме безусловного возмущения по поводу средневековых репрессий и пыток девушек из Пуси Райот, избиений пикетчиков в их защиту, потока запредельной ненависти со стороны т.н. "православных", меня всерьёз беспокоит вот какой момент.

Я человек нерелигиозный, но я всегда разделял те гуманистические ценности, которые проповедовал Христос. И меня ужасно коробит, что эта орда нелюдей, плодящих Зло и ненависть, прикрывается именем Христа — того, кто выступал за милосердие, прощение и любовь. — ivansim


Оригинал взят у bakushinskaya в Mea maxima culpa

Когда я пишу эти строки, до окончания процесса над Надеждой Толоконниковой, Марией Алехиной и Екатериной Самуцевич еще далеко, однако, уже хорошо понятен стиль этого судилища. В последние месяцы в определенных кругах много говорилось о том, что девушки должны покаяться в устраивающей оскорбленную сторону форме. Не думаю, что это возможно, поскольку представление о форме у всех разные, вплоть до публичной порки. 

Однако, я поняла, что покаяние необходимо если не им, то мне.


Когда в Советском Союзе случилась перестройка, мне было двадцать лет – вполне сознательный возраст. Простите меня, что я не сделала все для того, чтобы страна не свалилась в худшую из всех диктатур – клерикальную.

Collapse )