Иван Симочкин (ivansim) wrote,
Иван Симочкин
ivansim

"Как я провел лето" 1991 года. Часть 2

Три ночи противостояния.

И вот пока мы бессмысленно гоняли по Манежной площади военную технику, появилось сообщение — Ельцин в Белом доме, надо идти туда. Сразу стало ясно, что Белый дом станет центром сопротивления хунте, появилась надежда, стало ясно где наш плацдарм.

Сейчас это трудно объяснить, сейчас все помнят Ельцина слабым больным ни на что не способным стариком, постоянно лепящим какой-то бред про "загогулины" и "38 снайперов". Но в те годы это был совершенно другой человек. Это был танк, непотопляемый броненосец, ледокол, настоящий Лидер нации, не нарисованный в телевизоре, а рожденный волей народных масс. Он был всенародноизбранным легитимным Президентом России, его юридический статус и наша гражданская воля не оставляла хунте никаких шансов.

К Белому дому пошли пешком. Ни один транспорт столько народа не сумел бы вместить. Просто пошли себе по Калининскому проспекту, море людей, тупо во всю ширину проспекта (безо всяких "уведомлений" и "согласований с мэрией") Сам по себе этот марш заряжал энергией — какое к черту "чрезвычайное положение", какие к черту танки, пусть засунут свои указы себе в дупло.

Мы были не первой волной, пришедшей к Белому дому. Там уже был народ, уже вовсю строились баррикады из какой-то арматуры, балок и прочей строительной ерунды. Начались три дня обороны Белого дома.

Народ на площади кучковался небольшими группками — вокруг радиоприемников. Человека с приемником обступало со всех сторон пять-шесть человек, чуть поодаль стоял еще кто-нибудь с приемником, и тоже маленькая группа людей вокруг. Слушали Эхо Москвы.
Да, надо еще сказать, что в России тогда не было ни интернета, ни мобильных телефонов — радиоприемник был ключевым средством информации, а радиостанция Эхо Москвы была не захудалой падчерицей Газпрома для горстки маргиналов, а центровым информационным рупором демократического сопротивления — почти единственным источником свободного слова.

Правда и на подцензурных государственных телеканалах настроения были совсем не те, что в нынешнем путинском совке. Дикторы норовили выдать в эфир то, о чем их Партия не просила. Саботаж против ГКЧП шел повсеместный — активный или пассивный. Те же три танка, которые якобы приехали "защищать Белый дом", как гениально было объявлено ельцинским штабом — на поверку в последствии выяснилось, что никакой Белый дом "защищать" они не собирались. Им просто дали приказ занять точку, они приказ выполнили, а на остальное им было глубоко наплевать: поди разбери кто теперь главный — Горбачев неизвестно где, полномочия ГКЧП сомнительны, Ельцин не хрен с бугра, а законный президент — правда, президент всего-лишь республиканский... короче, думаю, танкисты делали все, чтобы только ничего не делать. Я бы на их месте поступал так же.

Через какое-то время стали создавать отряды обороны из добровольцев — разбивать на взводы, назначать командиров и т.п. Я к тому времени сам уже отслужил два года в Вооруженных силах СССР в ГСВГ, и был сыт этим всем по горло — принципиально не пошел ни в какие структуры. Потом, после победы, их награждали медалями и вручали именные часы... К этому я тоже всегда относился с большим скепсисом — "храни нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь" — я был там не ради Ельцина, а ради себя, и защищал я не Ельцина, а свою свободу.

Первый день подходил к концу, первые эмоции схлынули. К ночи пошел противный дождь. И я с ужасом обнаружил, что толпа вокруг Белого дома редеет на глазах. Тогда я и принял решение, что мое место здесь будет по ночам — днем и без меня справятся, а проворонить ночной штурм будет непростительно.

Первая ночь прошла спокойно. От дождя прятались в троллейбусах и автобусах, которые стояли на площади. К утру, как рассвело, поехал в общагу отсыпаться.

В общаге разговорился с аполитичными знакомыми, стал их агитировать вечером ехать защищать Белый дом. Сагитировал :) Вечером поехали. Когда троллейбус уже подъезжал к конечной на Киевском вокзале, его внезапно подрезал ... танк. )) Водитель вынужден был резко дать по тормозам, всех в салоне хорошенько тряхануло. Люди в транспорте только о путче и говорят, ругаются, рассказывают анекдоты про путчистов, каламбурят: "Забил заряд я в тушку Пуго"... новый триллер "Кошмар! На улице — Язов!"
Никакого страха, никакого раболепия, только негодование.

А вот на площади в эту ночь было по-настоящему страшно. В отличие от предыдущей, обстановка нагнеталась с каждым часом все сильнее — постоянные сообщения о колоннах танков, движущихся то с той, то с другой стороны. Информация не подтверждалась (либо танки останавливались где-то на полпути), но нервы были, как струна.

У моста через Москва-реку стоял двойной Икарус с гармошкой. Появилась идея его повалить набок поперек моста, поскольку в обычном стоячем состоянии танк такой автобус проезжал насквозь, не поперхнувшись, а вот если автобус положить, то днище проломить танку будет уже проблематично.
Промучались с Икарусом, наверное, полчаса, но так и не смогли его опрокинуть.

И вот настал тот момент, когда сообщили — точно! идет колонна по Калининскому проспекту, скоро будет здесь. А через некоторое время уже и без сообщений стало все понятно — звук приближающихся автоматных очередей не оставлял сомнений, что нам предстоит испытать с минуту на минуту.

Мы с Лешей Фаткуллиным, одним из тех, кого я сагитировал приехать к БД, стали обмениваться адресами, куда сообщить... "на всякий случай". Леша служил в ВДВ, и испугать его было не просто — мы лишь сцепились локтями и стали ждать, когда там впереди, откуда доносилась пальба, всех перебьют, и выйдут к нам. В одном я был абсолютно уверен — дорогу я не уступлю. Если кто и проедет к Белому дому, ему придется ехать по нашим телам, или у него ничего не получится.

А вот другой паренек при первых же звуках очередей засуетился, заторопился, начал что-то лихорадочно пытаться рассказать, объяснить — почему ему срочно нужно вернуться назад в общагу.
Мы его не держали. И не упрекали. Это дело добровольное — каждый сам делает для себя выбор, как и где ему жить. Жить в новом совке я не хотел принципиально, уж лучше лечь под танк.

...

Но до нас так никто и не добрался. Лишь позже мы узнали подробности трагедии, которая развернулась в тоннеле под Калининским проспектом. Буквально в двух шагах от нас.

О победе читайте в третьей части.


«Как я провёл лето» 1991 года. Часть 1
«Как я провёл лето» 1991 года. Часть 3
Мой Август-91 (фото)

Tags: ГКЧП, Мои заметки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments